Пустошь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пустошь » Сохранившаяся часть Холлоу » Заброшенный дом


Заброшенный дом

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Этого дома не коснулось пламя. Но судя по всему, его владелец уехал сразу же после пожара. В нем вот уже на протяжении нескольких лет никто не живет.

0

2

~Начало игры~

- Апщи, - по улице двигался высокий силуэт мужчины. Он был худощав, особенно это обстоятельство подчеркивало темное кашемировое пальто, которое слегка болталось на нем, придавая синдром вешалки. Любой представитель полиции моды. завидев такой субъект сразу же предал мужчину суду, но благо на таковых в тихом гордке даже намека не было, он мог дышать свободно. Ко всме упрочему, мужчину вовсе не волновал его внешний вид. Он был занят совершенно другим.
Дети совсем сникли, интересно, что так повлияло на их поведение. На переманх ведут себя смирно и вместо того, чтобы бегать по коридорам, они сидят за партами и узучают учебники. Можети эта какая-то эпидемия. Остановившись, Роберт вытер нос и поталкавшись на месте около минуты, продолжил свою бесцельную прогулку под дождем. Любой бы учитель на моем месте радовался таким перменам, я же почему-то беспокоюсь. Скорее всего из-за того, что я привык видеть детей беззаботными. Поставив абстрактную жирную точку в своих размышлениях, Бросс поднял голову вверх. Мелкие и настолько противные многим людям, капли долждя падали точно на лицо. Вместо, привычного творческого беспорядка, пряди волосы стали похожи своей внешней структурой на сосульки. Очищаюсь... Сам того не ведая, сказал про себя мужчина. Погода вокруг не могла не портить настроение, вместо лучезарного солнцестояния, на улице царила какая-то утопия. Впрочем как и в душе мужчины. Все надежды направленные на то, что с приездом в другой город муза вдохновени янаконец-то постигнет своего мастера, погасли подобно пламени свечки на ветру. Уже ровно как месяц, Роберт не желает идти, так как знает что его ждет, снова белый не тронутый чернилами листок бумаги. Он на столько же пуст, как и творческий генератор сознания. Только паутины не хватает. Улыбнувшись в пространство, Бросс наконец-то поднял взгляд своих карих глаз на дорогу. Впрочем предстала перед ним вовсе не тропинка или асфальтированный бардюр, а ветхий дом. То, что он был заброшен было видно невооруженным глазом. Не смотря на то, что никаких оконных рам, болтающихся на петлях не было и тишину не раздерал скрип половицы, но что-то внушало нуместный страх перед пустотой. Одним слвом, внешний вид сооружения был похож на пустующие жилье заезжанных южастиков XXI века. Решив больше тупо не мокнуть под осадками, Роберт прошел под своды дома. Что он там забыл, он сам не мог понять. Но музой так вообще не пахло...

Отредактировано Роберт Бросс (2009-09-14 22:22:07)

+1

3

Сентябрь… Не благодарный месяц года, конец лета и начало осени, что-то между гадостью и мерзостью. Депрессия наступает у всех когда? Зимой или осенью. Но это не про юную особу. У нее депрессии начинаются летом и весной. Не любит человек жару и живую природу, а вот осень… Золотые ковры, красное небо, какой-то маньяк решил убить природу, снять скальпель с деревьев, оставив нам лицезреть кости – голые ветки, шмотки мяса – красные листья. Зловещие сравнение, но это мое представление мира сего. Зима и вовсе дает тебе возможность вдохнуть свежий воздух, начать все с белого листа, природа спит? Это бред, поверьте, мне… Природа отдыхает, уехала в курорт и возможно закрутила роман, а весной принесет свои плоды, аборт сделать нельзя было.
Вернемся к вечеру одиннадцатого сентября. Лидия ровным шагом шла в дом, который уже не один раз наведывала. Ничего особенного, почти что все сохранилось, ну, если не брать на заметку, что дому уже около двадцати - пятнадцати лет и он стоял десять лет пустой. Грязь, пыль, паутина и самые мерзкие создания, которые только мог сотворить бог – пауки.
На улице прохладно, но пока что можно позволить себе ходить в толстовках, но не нараспашку, простуду подхватить так ничего не стоит.
Тихо хмыкнув носом и поправив сумку, Кей толкнула ногой знакомую дверь. Ласкающий слух скрип, шварканье и дом в твоем распоряжение, а там темнота, старые вещи и сундук тайн. Все дети искатели приключений на свою пятую точку и Лиди не отличается этим от них. Разве в этом доме может быть кто-нибудь посторонний? Нет... Не может. Этот поселок не знает про таких людей как готы или чокнутые эмо. Тут никто не увлекается поисками заброшенных зданий. Их тут и так предостаточно.
Что или кто зашло в дом, понять было сложно. С одной стороны все признаки девушки, но с другой стороны… Худощавое тело, сигарета в зубах, непонятная прическа и одежда, которая не позволяет разглядеть силуэт. Оно вошло в центр зала и плюхнулось на диван, выпуская ровную никотиновую струю дыма, наблюдая за ее переливами.
- Надо телефон отключить пока мама не хватилась за пропажу… - достав очередную новую побрякушку и потыкав в нее пальцем, ребенок уложил ее обратно, - Вот так вот будет лучше…

Отредактировано Лидия Кей (2009-09-14 21:54:16)

+1

4

И все-таки скрип половицы имел место быть. Он разрезал мертвую тишину, как клинок хорошо заточенного ножа, стоило лишь черному кожаному ботинку ступить на древнее дерево. Пыльное подобие прихожей приняло незваного госта под свои ветхие потолки. Кое-где обои на стенах уже отклеивались и это было не удивительно, странно, что с таким уровнем влажности, они не превратились в сопливую кашу. Вообще Роберт был слегка обескуражен близким к прекрасному, состоянием строения. Почему оно показалось идеальным? Да, потому что многие дома, лишившись своих хозяев, наклоняются в бок уже через год, а стоит только ему пережить с таким ревматизмом еще пару лет, как он полностью падает. Этот же дом лишь томно стонал при каждом шаге. Вдоволь насмотревшись на дизайнерскую обделку прихожей, которая как оказалось в период ознакомления Бросса со строительной архитектурой здания, по желанию бывшего владельца-беглеца, обязана была делить свое пространство с кухней. Роберт прошел в глубь сооружения, ведомый простым чувством любопытства. Загадочная пустота здания завладела писателем, он стал даже подумывать насчет того, чтобы посвятить свое творчество такому жанру, как Хорор. При виде на пыльные доски деревянного пола, на котором, кстати, ярко были видны... Следы?! Интересно кого могло занести в такую глушь? Скорее всего непоседливых детишек ил иже маньяка извращенца. При упоминание последнего, мужчина слегка поежился и решил больше не вдаваться в подробности тех картин массовых убийств, которые начали всплывать у него в голове. Думать о хорошем, только о хорошем. Бросс никогда не был трусом, но виды покосившихся домов с выбитыми окнами наводили на него не только тоску, но заставляли чувствовать одиночество. Сейчас он испытал тоже самое. Бросс представлял себя несмышленым странником, который попал в самое сердце депрессивного мира, выход их которого был скрыт за гранью понимания этого прогнившего насквозь материальным ценностями, мира. Впрочем, предпочитая не думать больше об источнике этих следов, мужчина шагнул в гостиную. Просторная, как и полагается, большой камин, вокруг которого, скорее всего, собиралась вся семья и предавалась такому делу, как просмотр фотографий. Когда же Роберт отвел взгляд в правую сторону, он подпрыгнул на месте от неожиданного поворота событий. На диване все это время, прибывая в сигаретном трансе, сидела молодая особа. Она так искусно смогла слиться с внутренним убранством, что писатель даже не почувствовал ее присутствия.
- П-простите, - заикнувшись, такое бывало с преподавателем, вымолвил Бросс. Сердце колотилось как бешенное и было готово выпрыгнуть из груди. Из-за сумеречного освещения, Роберт не сразу разглядел черты лица девушки. Поэтому не мог понять с кем разговаривает. - Я Вас не заметил. Вы так хорошо замаскировались, что любой шпион позавидует Вашему мастерству.
Посмеявшись, мужчина убрал легким движением руки мокрые волосы назад, чтобы те не мешали созерцанию реальности.

Отредактировано Роберт Бросс (2009-09-14 23:26:46)

0

5

Ощущение чужака, так сказать, появилось почти что сразу, как только Кей приземлилась в излюбленное местечко. Красный огонек сигареты уже был близок к фильтру, а значит, сегодняшняя доза спокойствия закончилась. Аккуратно взяв пепельницу, которая между прочем тоже была брошена хозяином сего убежища, брюнетка погасила свою папиросу. В блюдце было немало окурков, по ним можно было бы посчитать, сколько дней уже сюда наведывается юная особа.
Вот и он... Тот о ком сразу нашептал деревянный пол и изменившейся запах в доме. Раньше тут пахло только сигаретами, а теперь что-то новое, что-то на подобие одеколона? Или это тот самый аромат, который есть у каждого человека, свой, индивидуальный.
Страх. Он сразу отдался мурашками по коже, словно ранним утром надоедливая муха по голому плечу. После переезда в этот глупый поселок или город... не помню как нужно называть эту дыру с населением в пять человек... у Лидии появились необъяснимые способности или возможности, которые были восприняты как что-то обыденное.
- Не стоит бояться маньяков... Это такие же люди как мы... Просто их били в детстве, а в юности насиловали отцы или отчимы. Никогда не читали общие характеристики опасных для социума людей? Они всегда прячутся по темным, заброшенным местам... Там где их не найду, там где они как рак в своем панцире и самое главное... там, где их жертва не сможет посмотреть в глаза. Так что же Вас дернуло прийти в темное и заброшенное место, в городе, который не славится белым и девственным пятном в истории. - легкий поворот головы и слабый кивок в сторону появившегося, пока что не известно кого, но духи всегда помогают тем кто помогает им, - Я и есть шпион... Один из лучших... Что Вы расскажете ЦРУ? Мистер Бросс... Роберт Бросс... - смакуя имя, проговорила Лиди и достала из сумки пачку сигарет, но на этот раз не с ментолом. Говорят, мужчинам он вредит изрядно, ну, а как это знать только им. В комнате не на долго появился огонек и тут же померк, оставив после себя новое красное тлеющее пятнышко.
- Простите, что я так дымлю, моя испорченность не дает мне жить спокойно... -улыбнувшись, Кей облокотилась на спинку дивана и принялась наблюдать за незваным гостем, хотя она и сама тут незваный гость, но частый. Интересно было все... начиная эмоциями, заканчивая движениями рук.

0

6

Вопрос заданный девушкой еще тогда, когда Роберт лишь собирался появиться ей на глаза, наконец-то достиг своей цели. И следует заметить, что Бросс сам не знал на него ответа. Ведь совсем недавно он шел по безлюдной улице, покрытой вечерней прохладой и поливаемой мерзким мелким долждем. Кашемировое пальто стало противным на ощупь, но это не волновало писателя. Он пытался найти ответ своим действиям. И вправду, почему я зашел сюда? Ведь такое заброшенное место хорошо подходит для людей, скрывающихся от руки закона и руки слепой Фимиды справедливости. Я становлюсь таким неостородным. Но из омута мыслей мужчину выдернул мятный запах выкуренной ментоловой сигареты, которая была потушена еще минуту назад. Но как ни странно дым долетел до нюха Роберта лишь сейчас. Скорее всего это было обусловлено наличием не малого количества щелей, появившихся в следствие гнятущей пустоты. Гуляющий по уличным проторам прохладный ветерок не счел себя ленивым и решил заглянуть п здание через проорези, оставленные временем. Почувствовав его дуновение, на мокрой от дождя голове, Роберт слегка поежился.
- Наверно хотел стать участником приключения, которых так не хватает этому городку, - усмехнувшись, произнес Бросс, переменаясь с ноги на ногу. Это было первые пришедшие в голову слова, послужившие абстрактным ответом.
К горлу стало подступать чувство тошноты. Но как истинный джентельмен и мужчина, Роберт решил пересилить себя и стерпеть. Негоже было нестись на улицу, закрывая рот ладонью правой руки. А после служить источником неприятного звука напряжения слизистых оболочек собственного желудка и гортани, которые выплескивали весь сегодняшний рацион преподавателя на мокрые улицы. К счастью, подхваченный возобновившимся дуновением ветра, дым был унесен в дальние уголки дома, не позволяя им тревожить мужчину.
- Смотря, какие показания потребуются. Но поспешу Вас предупредить, что я располагаю довольно скудной информацией, - пожимая плечами, ответилРоберт на вопрос девшки, произнесенный тоном профессионального следователя какой-нибудь тайной организации организации государственного значения. Её голос мне знаком. Пускай Роберт и не обаладал абсолютной памятью, но чувство, что он уже где-то видел эту девушку, не давало покоя. Напрягая клетки полушария, отвечающего за память, мужчина стал копаться в своем прошлом. Вот он впервые приехал в гоород. Не то. Прошлая неделя, он знакомится с учениками одного из старших классов. После ведет у них урок. Карие глаза, по привычке стараются не заострять внимания ни на одном их присуствующих, но это плохо получается. И вот объект выбран. Девушка с карими с карими глазами которые сразу же показались Роберту на столько живыми, что не хотелось отрывать от них свой взгляд. Худеньое личико, кожа матоваяи нежная как у свежесорванного персика. Кудрявые каштановые волосы, пухлые губы, ротик слегка приоткрыт, видны пара передних зубов. Новый эталон. Пересилив себя, преподаватель переводит взгляд на другого ученика, стараясь больше не глядеть в сторону той девушки. Проверяя присутвующих, он специально, ка кбудто не взначай, задерживает на ней взгляд.
- Лидия Кей, - так ее звали. Из всех остальных студентов, Роберт заполнил именно ее имя. Почему? Ответ снова покрыт тайной. - Кхм, - кашлянув и прейдя в себя, Бросс поспешил добавить. - Мисисс Кей позвольте поинтересоваться. Что Вы делаете в пустующем доме в поздний вечер? Вы решили стать маньяком?
С долей добродушного сарказма, задался вопросом Роберт, прожолжая все также стоять напротив девушки. Та вела себя раскованно, явно не стесняясь своих движений в присутствие своего же учителя. Последний же держал дистанцию, чтобы дым от свежезакуренной сигареты не достиг его.

Отредактировано Роберт Бросс (2009-09-15 23:47:29)

0

7

- Этому городу и правда не хватает приключений... Подумаешь, всего лишь какой-то несчастный пожар или поджог... Я не углублялась в историю сего места. Но все-таки... Мистер Бросс, чего Вы боитесь больше... Темноты, маньяков, одиночества или быть может открытых пространств? Это я так... Для общих сведений, для истории Вашей болезни так сказать. Все мы больны и все мы психи, осталось лишь выяснить кто жертва психов, а кто охотник-псих. Как Вы думаете... - очередная недолгая затяжка, - Кто есть Вы, а кто есть я? Имеются догадки? Для ЦРУ? - порой Лидия сама себя пугала бредовыми речами и непонятным мышлением, но раньше такого не случалось, раньше она носилась с одноклассницами и скупала половину бутиков. Этой юной особе вполне можно было присвоить звание "Блондинка", даже не смотря на ее натуральный цвет волос. Переезд же перевернул все с ног на голову, тупая девочка-припевочка вдруг стала серьезной и мрачной, так сказать черной-вдовой.
- Скудная информация? Ничего себе... Знать почти, что каждого подростка этого города, иметь досье на него... Адреса, телефоны... Кто такие родители, чем промышляют... Имея статус профессора можно познакомиться с каждым учеником на тэ-та-тэте... Выведать у него все что угодно. В том числе и способности. Зная способности, ты знаешь, чего ждать от человека. Кого бояться, а кого уважать. - поразмыслив про себя, девица затушила сигарету и поставила пепельницу на тумбочку. На сегодня с курением было покончено. Нет, папа не отругает и ничего не скажет, у них дома все позволено, все разрешено.
Услышав свое имя, Кей подняла голову на профессора и отвлеклась от своих мыслей. Блондинкам не положено много думать, а то голова заболит... Тихий смешок на речь преподавателя и его догадки, которые в какой-то степени были верны и точны.
- В какой-то степени да... Вы присаживайтесь, не бойтесь... Я не кусаюсь и этот дом не мой, так что Вы тут сам себе господин. Не рано ли еще для пальто? - немного удивления во взгляде и вопросительный наклон головы. Лиди всегда любила до последнего ходить в легкой одежде. Ну, а если суждено заболеть, то никакое пальто вас не спасет от этой участи.
- Миссис Кей и есть маньяк по общим характеристикам. Только вот взгляд жертвы отпадает. Не страшно. И в детстве ни разу не ударили. - девушка говорила отрывками, не делая всю речь одним общим потоком, а делая акценты на то или иное предложение, - А так все сходится... Любовь к заброшенным темным местам... Отец не насиловал, нет, увольте, такого даже представить не могу. Но в сексуальном плане и семейном у меня психика изрядно потаскана и побита... Боюсь, что в будущем не обзаведусь полноценной семьей, да я к этому и не стремлюсь. Но вот с последним Вы меня подкачали, мистер Бросс... Вы меня нашли, а значит найдут и другие, теперь мне придется искать очередное место скитаний... - театрально вздохнув и поджав губу, девица подтянула к себе ноги и обняла колени, все так же не сводя глаз с учителя. В это время же рядом с ним плавал или блуждал дух. Кей уже привыкла видеть их везде и всюду, и этот дом был, наверное, единственным убежищем без них.
- У Вас кто-нибудь недавно умер? - мексиканка вопросительно глянула в пустоту рядом с Робертом, - Больше этому пришельцу взяться неоткуда...

Отредактировано Лидия Кей (2009-09-16 15:04:32)

0

8

Странная философия для молодой девушки. Разве ее голова не должна быть забита всякими рюшечками и прочими побрякушками. А лучше всего каким-нибудь парнем. Параллельно внимательному слушанию слов Лидии, думал Роберт. И стоило только появиться у мужчины желания бросить свой вопрос в призрачное пространство, изредка содрагаемое потоками заглянувшего на огонек ветерка, как мужчину оборвали на корню. Снова бессвязные мысли. Бросс предположил, что у миссис Кей простой период переходного возраста, но глубина сказанного, говорила об обратном. Мужчина снова задумался. Ведь, она была права. Роберт ни разу не интересовался историей данного городка, он расценивал его как временное жилье. В его планы вовсе не входила преподавательская деятельность в глуши в течение всей своей жизни. Он, конечно же, любил работать с детьми и подростками, ведь среди такого многообразия индивидуальностей есть, где размахнуться и сделать один из характеров героем своего романа. Но жертвовать своим будущем ради них, он не собирался. Каждый человек по натуре эгоист, как бы вдохновлено и уверенно он бы не уверял, что за друзей свернет горы, он остается самовлюбленным существом, не видящим дальше своих потребностей и выгоды. Роберт не был исключением из правил.

- Чего я боюсь? - вторил Лидии, писатель. - Я, конечно, задумывался над этим, но не так глубоко, чтобы когда-то произнести название своих страхов вслух. Тем более свой ученице, - теплая улыбка и легкий смех, наполнили, пустую комнату. - Думаю я жертва обстоятельств, которые закинули меня в логово начинающего маньяка,
Роберт любил шутить, тем самым он разряжал обстановки, неловкие и натянутые, все равно какие. Не имеет значения, ведь все равно у кого-нибудь они вызвали ожидаемый смешок. А значит, шалость удалась. Вот и сейчас, приветливо улыбаясь, учитель, не преследовал никаких  целей. Он был ответственным человеком, который не собирался смешивать свою личную жизнь с работой, хотя все возможно. Мир в последнее время меняется на глазах.
- К сожалению, я не блесщу богатрыским здоровьем. Спасибо, я постою, - сигаретный смог стал расползаться по помещению, и, наблюдая как серые клубы подплывают все ближе, мужчина незаметно сделал шаг назад. Но, как и ожидалось, это не особо помогло, лишь отсрочило попадание едкого запаха в орган обоняния. Снова легкая тошнота, снова приходится терпеть. Мужчина ненавидел это. Пока Роберт разбирался с эфирным противником, Лидия поспешила перевести разговор в другое русло.
- Не припомню, чтобы мне приходило письмо из дома, - не задумываясь, выдал Роберт. Он прекрасно помнил, что старики пребывали в прекрасном здравие, хотя отец немного хворал во время его уезда, но повода для беспокойства не было. Тогда, почему я сейчас волнуюсь?

Отредактировано Роберт Бросс (2009-09-17 23:18:33)

0

9

- Ну, да... Я сейчас задала слегка некорректный и интимный вопрос... Страхи это почти тоже самое, что и нижнее белье... Это должно оставаться вот тут, - девушка показала указательным пальцем на голову, - Если, конечно же, ты у человека это спрашиваешь не для корыстных побуждений... Ну, что ж... Мне это собственно и не нужно было. - Лиди довольно потянулась на диване и сладко зевнула, при этом как обычно забыв прикрыть рот. Тихий смешок.
- Да уж... Из меня маньяк такой же, как из Вас балерина. Хотя... Моральный маньяк из меня получится удачный. Люблю играть на нервах и доводить людей до истерик. Это так забавно, не согласитесь со мной? - вздохнув, Лидия почесала затылок и принялась пристально смотреть на своего учителя, - Какая нестандартная беседа у меня с Вами происходит... Как Вы думаете... К чему это приведет? - лукавая улыбка.
Дышать в доме и, правда, стало сложно. Вентиляции почти что ноль, только потерявшийся поток воздуха с улицы иногда проскальзывал в щели. Нужно было что-то делать, либо открыть окна, которые тут заклинило еще лет пять назад, либо уйти из гостиной.
- А зря... Вам бы не мешало позвонить своим родственникам или хотя бы написать... - Кей поднялась с дивана и подобрала свою сумку, - Вы хотите давиться и дальше моим дымом или пойдете домой? Лично я собираюсь переместиться в здешний зимний сад... Хозяева явно были не от мира сего, как и большинство людей, у них много помещений, которые мой мозг не может понять... Я бы не отказалась от Вашей компании, хотя завтра в школу. Но я надеюсь, что Вы не скажете директору почему я в очередной раз не приду в школу. - вздохнув, Лидия двинулась на второй этаж.
Лестница в этом доме была особым достоянием. Судя по всему, когда покидали дом, то со второго этажа кидали мины. Каждая ступенька, ну, или почти каждая, имела дыру... Где поменьше, а где и побольше, а порой приходилось пропускать одну ступеньку, чтобы подняться дальше.
Миновав все дыры и оказавшись на самом верху лестницы, Кей стала пристально смотреть вниз.
- Мистер Бросс, ну, что Вы там решили? Составите компанию своей ученице или уйдете спать и видеть блеклые сны? Сон отнимает одну вторую нашей жизни, неужели Вы хотите позволить этому случиться? Жизнь одна. - облокотившись на периллы, довольно таки громко проговорила мексиканка.

0

10

Вы когда-нибудь ходили в музей? Несомненно, ответите Вы. Еще с малых лет, наши родители старались привить нам чувство прекрасного. Но тогда, когда мы еще прибывали в периоде детской необузданности и безбашенности, нам было чуждо творчество Рэмранда, Леонардо да Винчи и того же самого Шишкина. Смотря на картинs столь выдающихся торцов мы не видели ничего интересного, за место этого желали поскорее оказаться на стуле в ресторане, чтобы хоть как-то избавиться от боли в ногах и пояснице. Но стоило только круглой дате начать дышать нам в затылок, как сразу же эти произведения искусства признаются единственными в своем роде. Примерно тоже самое сейчас испытывал Роберт, не отрывая глаз от своей ученицы. Лидия, безусловно, казалось ему выдумщицей, эта девушка поражала его своим сумасбродным мышлений, обычному человеку за ее мыслями было очень сложно угнаться, так как они имели привычку перескакивать с одного предмета на другой. Бросс сам удивлялся, как поспевал все понять.
- К более близкому знакомству, - почему-то эти слова сами собой сорвались с губ мужчины. Он совершенно не горел пламенным желанием произнести именно их. Напротив, он желал отделаться какой-нибудь шаблонной речью, на подобие: "Ни к чему, все останется, как и прежде", но случилось же все на оборот.
- П-простите меня, за поспешность выводов. Думаю ни к чему военному, точно не приведет. Завтра все равно встанет все на свои законные места. Вы за парту, а за учительский стол, - глядя в одну точку, вымолвил Бросс. Он не любил однообразность своей жизни еще с детства. Когда день начинался с легкого маминого поцелуя в щеку, а после ласковых слов, называющих мальчика вечной соней. Ну а потом, завтрак, обед и ужин. Все однотипно и скупо, как будто живешь по заезженной кинопленке. Именно из-за этого, маленький Роберт большую часть своего личного времени тратил на книги. На выдуманный мир, в котором не правят законы физики, в таком, где ты чувствуешь себя по настоящему живым. К сожалению, беззаботное детство прошло и приходилось насильно возвращаться к реальности.
Занятый воспоминаниями, подкидываемыми сознательной машиной времени мужчина не заметил, как источник дыма прошел мимо него, зачем-то поднялась на второй этаж.
- Разве не лучше будет выйти через "главный вход"? - придя в себя, поинтересовался писатель. Развернувшись, Бросс начал свое монотонное движение. Подойдя к подножию изуродованной временем лестницы, мужчина поднял на Кей свои карие глаза. Та грациозно стояла наверху, не скрывая своего любопытства по поводу дальнейших действий учителя.

0

11

Мистер Бросс судя по всему не слышал больше половины слов девушки, от чего та несомненно расстроилась. Мать тоже любила косить под глухую, да еще и под слепую. А все ради того что бы сохранить семью, которой уже давным-давно не было. Но Мелиссу можно было понять, если бы она этого не делала, то Черри выгнал бы ее, оставив естественно ребенка с собой, а так она всегда была при деньгах и при красивом муже, хоть и не при своем муже. Сейчас же учитель скорей всего отвлекся или задумался, или так бывает часто, когда что-то хочешь сильно сказать, не замечаешь слов собеседника.
- Зачем нам выходить когда можно просто преодолеть лестницу и пройдя два шага, оказаться в нужной местности? - пожав плечами, Лидия принялась разглаживать и расчесывать волосы пальцами - привычка с малых лет. Ну, вы же знаете, как маленькие принцесски любят краситься маминой косметикой, порой даже не понимая для чего та или иная блестящая сыпь. Каждая мать хоть раз в жизни заставала свою дочь, а порой и сына, полностью в ее дорогих духах и помадах. А вот Кей ни разу мать не увидела за этим делом, только папа один раз заметил и то он сделал по умному, рассказал все дочери и показал на собственном примере. Да, папочка извращенец и почему-то до сих пор не трансвестит, но ему и так хорошо живется.
- А Вы живете один? - все так же не отрывая взгляда от учителя, который что-то предпринимал с подъемом по лестнице, спросила брюнетка. Нет, никаких личных и корыстных целей, забрасывать туалетной бумагой дом никто не собирался.
- А вот я живу с двумя папами и потерявшейся где-то мамой... Хотя... Я ее уже месяца четыре точно не видела, - как говорится, если хочешь услышать ответа на вопрос, для начала ответь на него сам. Мексиканка почти что всегда так делала. Почему-то в голове стали всплывать каверзные вопросы о любви родителей и вообще любви к чему-то живому. Все что знала Лиди, так это то, что ее папа любит всех своих игрушек ебя, а дочь он любит, наверно, как свое творение... Но не в этом заключается любовь, да и вообще не понятное чувство, которое к каждому человеку вызывает что-то совершенно отличное от того, что ты испытывал к предыдущему... А если пожить подольше чем прожил юный подросток, то можно понять, что любовь это коктейль чувств и ощущений, которые включает в себя привязанность, зависимость, обоготворение, у кого-то жалость, а самое главное, когда есть точка соприкосновения, так сказать контакт, хоть в чем-то, хоть где-то.
Дождавшись, когда мистер Бросс преодолеет хотя бы половину пути, Кей повернулась к нему спиной и пройдя немного вперед, толкнула дверь. Та беззвучно отворилась и открыла взору комнату полностью в белых тонах. В центре стояли какие-то горшки и цветы, вазы, по одной стене без тени сомнения ползли чьи-то зеленые руки, усыпанные цветами. Да, Лидия следила за этим всем. Странно как эти цветы смогли прожить десять лет и остаться живыми, возможно, помимо юной спасительницы была еще какая-нибудь фигура.
- У нас с Вами разница в восемнадцать лет… Это совершеннолетний ребенок. У Вас есть дети? – оглянувшись через плечо, вновь заговорила кареглазая девица.

+1

12

Учитель в прямом смысле слова начинал не понимать девушку. По началу ее слова казались ему какой-то игрой. Правила, которой были выдуманы ей самой, но по каким-то причинам известно и самому Роберту. Если не ответишь на вопрос, то проиграл. До этого момента, Бросс с легкостью обходил каверзные темы стороной, умело, лавируя на поворотах, но сейчас, когда начал подниматься по жалкому подобию лестницы, а точнее по ее огрызкам, понимал что проигрывает.
Надо было быть таким глупым. Она под зимним садом понимала не какой-нибудь городской парк, а комнату этого дома. Господи, она обезоруживает одними лишь словами. Аккуратно перебираясь с щепки на щепку, писатель пытался не упасть и не сломать себе шею. Пожалуй, пробираясь через эти дебри времени, Роберт понял чего боится. Сломать шею, как иронично и больно.
- Да я живу один. Мои родственники остались жить в моем радужном городке, - в голову снова нахлынули воспоминания. Зеленые лужайки, постриженные отцом с помощью новой заводской газонокосилкой. Помнится, старик Бросс радовался как маленький ребенок, когда мама сдалась под его напором. Она утверждала, что машины когда-нибудь поработят человечество. Странные убеждения, но в какой-то мере она оказалась права.
Наконец-то Рубикон был преодолен, конечно, без ушибов не обошлось, так как писателя угораздило несколько раз спотыкнуться и даже припасть на колено, но все же он теперь на вершине. Отряхнув пальто, которой на ощупь было уже не таким противным, Роберт медленно пошел вслед за Лидией. Вскоре они оказались в комнате, похожей своими жильцами на теплицу. Тут были разнообразные цветы, побеги которых сплелись в замысловатых абстракциях. И блики, которые падали от уличных фонарей, и вправду создавали такое ощущение, что ты попал в зимний сад.
- Ух ты. Хозяин этого дома явно был не обделен вкусом, - оглядывая комнату, вымолвил Роберт. Пройдя чуть глубже, Бросс стал в изумление. Но вскоре оно исчезло, так как слух резанул очередной вопрос Кей. - Нет, у меня нет детей.
Повернувшись к девушке, вымолвил писатель. Мне просто некогда заводить семью. Отговорка для самого себя. Мужчина хотел познать, что такое семейный очаг, вылепленный руками любимой женщины, увидеть, как на его глазах буду расти его собственные дети, а не те, которых он обучает в школе и академиях. Одно лишь не давало всему этому притвориться в жизнь, мужчина боялся огромной ответственности возложенной на главу семьи.
- Лидия, Вам что-нибудь известно об этом доме? - находясь внутри этого ветхого строения уже примерно часа полтора, Роберт почувствовался его атмосферой. И появился интерес узнать о его прошлом побольше.

Отредактировано Роберт Бросс (2009-09-19 15:53:23)

0

13

- Один, значит одинок... Но одиночество бывает разным. У Вас хорошее одиночество... Вы в кругу людей, общаетесь с учениками, к примеру сейчас Вы со мной. Но бывает плохое одиночество, когда человек совершенно один и даже не с кем поговорить. - Кей редко бывала такой болтливой, но почему-то некоторые люди, имели способность "разговорить" внешностью или характером, но большинство моментов "болтливости" происходили исключительно из-за нескольких вещей - любопытство, сбор информации, досье. Разве вы никогда не задумывались над тем, что иметь полное представление о том или ином человеке, а лучше всего о всех людях, которые тебя окружают - это сундук с богатством. Богатство заключалось в том, что твоя пятая точка всегда будет в безопасности и ты знаешь к кому пойти поговорить, не боясь, что это узнают все без исключений.
- А Вам бы пора... Простите за мою наглость, но это правда. Боитесь, что не потянете ношу главы семейства? Зря, не бойтесь это глупо.  Рано или поздно Вы должны будете остепениться, а сейчас как раз таки, то самое "поздно". Лучше поздно, чем никогда, слышали эту пословицу или поговорку... Я без понятия как точнее это охарактеризовать. Из Вас будет хороший отец, - улыбнувшись, Лиди прошла к самому дальнему деревцу и присела у его горшка. Это было толи лимонное, толи апельсиновое дерево, точно она не знала. Пощупав пальцами землю, девушка пришла к умозаключению, что пока что растению воды не требуется.
- Я знаю, что этот дом был одним из единственных домов, которые уцелели в этом городе после поджога или пожара... Этот дом пустовал десять лет... Хозяин сбежал, не знаю, чего он боялся или кого, но Вы и сами все видите. Когда я первый раз сюда пришла, а это было в день приезда в этот поселок, то есть примерно четыре месяца назад... Тут все было на своих местах и в пыли, ни единого следа того, что этот дом кто-то посещал во время отсутствия хозяев. Ну, а теперь все вымыто и даже сойдет для житья вечно голодных студентов. - Мексиканка почесала больное плечо и недовольно поморщилась, сквозь шерстяное платье почувствовалась влага, а точнее кровь.
- Чертов шрам... - тихо прошипела девушка и села на пол, - Садитесь в кресло... - добродушно улыбнувшись и указав рукой на кресло в центре комнаты, сказала девочка.

0

14

В ее поведение я не вижу ничего из ряда вон выходящего. Обыкновенный подросток, который переживает переходный возраст. Жизнь не по правилам. Прикрываясь тем, что они созданы, дабы их нарушали. Хотя, возможно я ошибаюсь, и передо мной стоит уже окончательно сформировавшаяся личность со своими убеждениями и мировоззрением. Смотря на Лидию, думал Роберт. Снова карие глаза столкнулись с ее глубокими, по настоящему живыми очами. Трудно отвести взгляд, но Бросс этого и не пытается делать. С ее губ спадают слова, которые мужчина слышит как будто через завесу сна. Легкое удивление от сути сказанного уже не накатывает с ног до головы, скорее всего оно еле-еле дотягивает до щиколотки. Разорвав невидимую нить, Роберт переводит взгляд на какое-то растение. Оно ничем не отличается от прочих представителей флоры, нашедших приют в комнате. Просто со стороны не гоже смотрелось как уже довольно взрослый человек, как бы сказали веселые школьницы: "Старше идеального, но ниже старческого", пялится на свою собственную ученицу.
- Хах, никогда не ожидал, что мне будет давать советы для личной жизни, молодая особа. Очень интересно, - повернувшись к девушке, посмеялся писатель. Лидия нравилась мужчине, но лишь в плане общения. С ней было интересно, её неожиданные вопросы вносили существенное разнообразие и служили хорошим отступлением от шаблонных "Привет, как дела", которые каждый человек произносит в своей жизни больше сотен раз.
- Был одним из единственных домов, которые уцелели в этом городе после поджога или пожара, - чисто для себя повторил Роберт, -  Я слышал про пожар, который перевернул жизнь Тойфена, но чтобы так. Это было чем-то обусловлено? Безумство стихии или человеческая неосторожность?
Бросса очень сильно заинтересовала данная тема. Как и любого человека его привлекали разнообразные истории времен давно канувших в лету. На ошибках учатся, а где, если не в прошлом их искать. Хотя копаться в нем часто не доставляет ожидаемого удовольствия. 
- Спасибо, - мужчина воспользовался предложений и вскоре сидел в кресле. Лидия сидела неподалеку, на полу, под кронами одного из маленьких деревцев, которых не знамо каким образом занесло вовнутрь. - Может лучше Вам сесть на кресло, а иначе можно получить воспаление.
В голосе стали прощупываться нотки беспокойства за здоровье студентки. Учитель обязан следить за своими птенцами, пока они находятся под его крылом. Это конечно не означает, что за детишками нужно ходить по пятам, но когда они рядом и делают что-то легкомысленное, можно и дать ценный совет.

0

15

- В мире много чего интересного, а Вы от половины отрекаетесь... - девочке нравилось дополнять слова людей это забовляло, потому что большинство из них начинали злиться или истереть, но мистер Бросс по какой-то случайности не был из ряда истеричек или легко вспыльчивых учителей. В чем же была причина его спокойствия и гладкого характера? В этом нужно будет покопаться несколько дней, но пока что картина предельно ясна. Он живет один, значит, никто его не злит и не раздражает, значит, он сам себе хозяин, потому что если бы у него была жена и дети сейчас... То, скорей всего, мистер превратился бы в истеричку. Если бы от него ушла жена и забрала детей, а судя по всему такого не произошло и не было, то он бы стал бешенным учителем, который был бы зол на весь мир, да еще и неудовлетворенный. Вот на последнем можно остановиться. Но, как сказал один человек "Я уже жду не дождусь, когда у меня начнется простатит, чтобы спокойно почитать книге".
- Мистер Бросс... А Вы,  правда, ничего не знаете про здешние места и окружение, про то, что творится со всеми детьми? Или до Вас еще не долетели слухи? - вскинув брови, спросила Лидия и с удивлением в глазах, достала из сумки шоколадку, - Вы ничего не знаете о шрамах, которые появились у каждого ребенка и которые не зарастают и даже если их зашить, мой папа уже пытался, но все бестолку, швы куда-то пропадают, а вот шрам начинает болеть еще сильнее... Вы как учитель должны бы были это знать и знать возможности каждого ребенка, которые появились тут. Хотя... Я бы не спешила кому-то рассказать, что вижу что-то, чего не видит он. Думаю, меня сочтут за сумасшедшую... Меня и так за нее считают, но лишние поводы мне ни к чему. Итак, Роберт Бросс, Вы знаете правду про этот город? - отломив себе кусок шоколадки и протянув остальное учителю, предлагая угоститься, спросила Кей.
- Не бойтесь, я не заболею... Для меня заболеть последнее время пустой звук. Я могу в снегу пролежать без одежды и не заболею... Я ежедневно ем мороженое и запиваю его холодным молоком, пытаясь заболеть. Я вечно целуюсь со своими собаками, желая хоть какую-нибудь заразу поймать. Все бестолку и у всех детей так. Не смотрите на то, что школу посещают не все, прикрываясь болезнями. Прогул всего лишь на всего... - брюнетка улыбнулась и подсела поближе к преподавателю. Хотелось иметь зрительный контакт, а Лиди не славилась прекрасным зрением, по этому за частую носила очки, но сейчас она их не воспринимала и не хотела одевать, максимум что, так это линзы и то, они где-то потерялись.

0

16

По коже пробежали мурашки. Не смотря на то, что мужчина был одет по погоде, а если судить, по словам Лидии, так даже излишне тепло, он почувствовал что замерзает. Бросс никогда не отличался крепким иммунитетом. Линии его двух основных болезней можно проследить еще с детства. Не чающие своей души в собственном чаде, родители всячески баловали мальчика. Хочешь сладкого? Пожалуйста, на тебе целый мешок. По истине оправдывает присказку: "Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало". Все окончилось больничной койкой и последующими постоянными стационарами, наблюдая унылые потолки палаты. Диагноз - диатез, ничего сладкого. Да и мальчику особо не хотелось, ибо наелся сполна. Прошло несколько лет, которые были довольно счастливыми. Очередной резкий поворот судьбы, у юноши обнаруживают подозрения на астму, естественно служба Родине сразу же отметается. И все бы ничего, но стоило мужчине приехать в Тойфен, как все домыслы подтвердились, были приступы, из которых приходилось выкарабкиваться. Когда Роберт начал заикаться, он не помнит, так же как забыл при каких обстоятельствах. Слава богу, он это делает не всегда.
- Я заметил изменения в поведение детей, и следует сказать, что меня это беспокоит, - поведал Бросс. Сделав паузу, он решил обдумать свои следующие слова. И вправду я не много знаю об этом городе. Какое упущение с моей стороны. Нужно будет после сходить в школьную или местную библиотеки. Одними пустыми словами беспокойства, я ничего не решу.
Послышался шорох, очухавшись от своих размышлений, Роберт обнаружил себя все на том же кресле. Лицо его выражало глубокую задумчивость, голова поддерживалась правой рукой, которая стояла на подлокотнике. Первое что бросилось в глаза, Кей придвинулась поближе к учителю и сидела в паре шагов от него все на том же холодном деревянном полу.
- Нет, я не знаю правды. Я остаюсь в неведение, хотя живу тут уже около трех месяцев, - по началу нерешительно, но после уже уверенно произнес писатель. И все, даже после произношения Лидией слов направленных уверить учителя в нормальности своего положения, Бросс чувствовал себя неудобно.
- Мужчины должны сидеть пред девушками, а не наоборот, - мысли самой собой вырвались в пространство. Их было уже не поймать, а так хотелось. – Спа-спасибо, но мне придется отказаться от лакомства.
Снова типичная ситуация, когда придется объяснять собеседнику о своем недомогание и отсутствие вкуса в области кондитерских изделий. Пожалуй, это была единственная тема, в которой Роберт чувствовал себя полным профаном.
- Неужели Вы так хотите заболеть? Для чего Вам это. Для ЦРУ? – усмехнувшись своим последним словам, Бросс посмотрел на девушку. - Или мой предмет на столько скучен и безинтересен?

Отредактировано Роберт Бросс (2009-09-20 17:47:27)

0

17

- Библиотеки Вам не в помощь, если Вы думаете об этом... Там ничего уже нет. Все убрали, потому что многие люди начинали копаться не там где надо. Вам будет проще найти ребенка, который владеет психометрией... Он Вам все расскажет и покажет. Раньше тут был один маленький мальчик, у него была эта способность, но его родители испугались шрамов и того, что их ребенок стал не очень адекватным и уехали отсюда... Духи же тут все злые, потому что ошиблись... Есть только четыре в старой церкви, которые не агрессивно настроены по отношению к видящим, но... Они не очень разговорчивы и игнорируют людей. За детей можете не волноваться, мы в безопасности... А вот Вы это вопрос. Я не могу быть уверенной, что нас не клинанет и мы не зарежем своих родителей или не убьем их той же самой какофонией... В общем, мистер Бросс, в библиотеках ничего нет. - Поправив надоедливую челку, Лидия пристально посмотрела на учителя, - Сейчас будет умозаключение, что я больная или у меня просто переходный возраст, или юношеский максимализм. Нет. У меня уже давно все это прошло и закончилось... - девочка постаралась интуицией поймать ход мышлений профессора, но это удавалось редко.
- Что за глупые стереотипы? - вскинув брови, спросила Кей и усмехнулась, - Ну да... Конечно же, а еще если человек сидит выше другого, то это означает, что он главный, а второй подчиняется ему. Бросьте заниматься ерундой, я люблю сидеть на полу, мне так удобней, а Вы до этого стояли, так что можете спокойно сидеть и не волноваться, я не из скромных и если мне будет что-то не нравиться я Вам это скажу, - убрав оставшуюся шоколадку в сумку, девушка пожала плечами, - Ну, не хотите, как хотите. Я заставлять не буду.
Отломив небольшой кусочек от гормона счастья, брюнетка не замедлительно отправила его в рот и принялась "растапливать" теплом. Так сказать горячий шоколад.
- Нет, я люблю Ваш предмет, но я не люблю вставать рано утром и я не люблю шумные места, большое скопление людей и если меня кто-то касается. Так же я не люблю сидеть за партой, еще меня вгоняет в печаль наша школа. Я ощущая страх каждого человека, представляете каково мне ощущать страх каждого ребенка и учителя? Меня это истощает... - вздохнув, девушка отломила еще один кусок шоколадки.

0

18

Медленно, но верно, все начинало вставать на свои места. Писатель стал понимать, почему девушка вела себя именно так, а не как иначе. Почему она спросила, чего он боится, ведь при первой встрече с человеком за день, ты задаешь вопрос не такого содержания, коей осветила Лидия. Девушка как многие дети и подростки в этом тихом городке, в котором царил сумрак, а в некоторых районах даже мрак, была подвержена странным изменениям в теле и индивидуальных предпочтений. И дело вовсе не в менструации или в чем-то еще, слишком легко и просто. Странные шрамы, которые не исчезали подобно татуировкам на теле, подавленное настроение и угнетенное положение. Детская утопичность слишком опасна и не только для самих детей, родители тоже страдают. Пускай не физически, но морально точно. По крайней мере, так хотелось думать Роберту. Мысль о том, что некоторые матери убивают своих детей, а отцы насилуют дочерей, просто не желала укладываться в его голове. Стоило мужчине услышать или увидеть данную новость по телевизору, как к горлу подходила тошнота. Тогда он спешил переключить на другой канал, лучше всего связанный с культурой и искусством.
- Я вовсе так не считаю, - это было правдой. Не каждый взрослый человек сумеет и захочет вникнуть в слова простого подростка. Они предпочитают проживать свои дни по давно установленному шаблону: утро, завтрак, поездка на автобусе на работу, перекус в дешевой забегаловке, снов работа, час-пик, снова автобус, только теперь домой, где ты падаешь на кровать навзничь. Бросс не любил это, он всю жизнь привык жить в мире собственных фантазий, что несметно помогло стать писателем. Ведь для того, чтобы доносить свои мысли до других людей нужно быть немного не таким как все, как говорят не от мира сего. Встать на путь абстрактного мышления.
- Знакомые слова. Мне кажется, так думает любой ученик или студент, - улыбнувшись, Роберт продолжил, - Помню, когда учился в институте, каждый раз просыпаясь, чертыхался на все общежитие. Плюс ко всему постоянно опаздывал. Вот потеха то была, когда ты несешься по коридорам в неодетых до конца брюках и рубашке, пытаясь их застегнуть по дороге, а на тебя смотрят все красивые девушки института.
Вдоволь посмеявшись на данным отрывком из своего прошлого, Бросс глубоко вздохнул и снова почувствовал, как по телу пробежали мурашки. Но холодно мужчине уже не было, наоборот внутри, как будто зажегся костер. Температура явно поднялась. Черт....
- Даже не знаю что сказать. Я немного удивлен твоим словам о способностях, узнавать страхи людей лишь по одному взгляду на них. Ты уверена, что тебе следовало мне это рассказывать, я, конечно, не буду это никому говорить, но мое отношение к тебе может измениться, - бросил Роберт. Такие слова он бы предпочел держать при себе, но пошатанное здоровье вторило своему хозяину совершенно другое. - Извините, мисс Кей, я не хотел Вас обидеть.
В следующие минуты мужчина встал с кресла и, окинув комнату взглядом, остановился на Лидии. Сидящая девушка на полу вызывала у мужчины уважение и некую душевную радость, что он преподает именно ей свой предмет. И чего греха таить она ему нравилась, немного как женщина, но в большей части как человек.
- Жаль обрывать нашу беседу, но мне пора. На улице уже темно, может быть мне Вас проводить? - официозность вернулась к манере общения. Роберт хотел загладить столь опрометчивые слова, брошенные им в адрес девушки.

0

19

Представив себе картину, когда будущий учитель, стремглав бежит на урок и опаздывает, Лидия тихо посмеялась.
- Забавно... Учителя любят покричать на своих подопечных за то, что они опаздывают на урок, хотя сами были такими же... - Кей довольно ела шоколадку, все так же отламывая по маленьким кусочкам и отправляя в рот. Девушка всегда опаздывала на уроки, даже если приезжала в школу во время. Она могла задержаться где-нибудь на входе, смотря на ворону или бегая за кошкой, пытаясь ее поймать, что бы погладить. Да, все девочки любят потискать животных и притащить даже домой, но Лидие домой тащить нельзя было, у нее и так две сибирских лайки. Которые папа купил с огромным не желанием, отмазываясь тем, что за собаками не будет должный уход и гулять с ними придется исключительно ему. Но оказалось все наоборот, Лиди души не чает в своих питомцах и даже позволяет им спать на ее постели или вещах.
- Нет, мистер Бросс... Я не только их чувствую, я еще могу их и усиливать, а так же вводить человека в чувство паники и ужаса от звуков в голове... Еще я вижу мертвецов... Ваше право ко мне относиться по другому, я никого не заставляю любить или еще что-то в этом роде. Я откровенно говоря люблю тишину и одиночество, так что бы никого рядом не было и никто не видел. - мягко улыбнувшись, брюнетка пересела в освободившееся кресло, кладя ноги на подлокотник и оказываясь в полулежащем состояние.
- Спасибо, за Ваше беспокойство, но оно того не стоит, поверьте. Я останусь ночью тут. Только закройте дверь прочнее и позвоните завтра домой, а об остальном можете не волноваться, я тут не первую ночь и далеко не последнюю... Папа знает, где я и как меня найти, так что не волнуйтесь, пожалуйста. Благодарю Вас за прекрасный вечер и беседу... - девочка задумчиво кивнула и залезла в сумку за телефоном, нужно было все-таки его включить. Мало ли что... Черри входит в разряд истеричек.

0

20

Что ж девушка сделал свой выбор. Она решила остаться. Противиться ее желанию Роберт не имел права. Во-первых, она не была его дочерью, и, похоже, даже если бы было так, то она вряд ли его послушала, а во-вторых, просто это мало его касалось. Пускай она его ученица. Но не более.
- Хорошо, я позвоню и предупрежу твоих родителей. И надеюсь, когда я это сделаю, ты будешь уже дома, или, по крайней мере, в более безопасном месте, нежели этот дом, - окинув напоследок Лидию, Бросс повернулся на каблуках и зашагал прочь. Он не оборачивался, потребности в этом никакой не было. Автору придется повториться, чтобы развеять все сомнения внезапных читателей, что девушка Роберту была никто. Всего лишь его подчиненная и то в школе. За пределами общеобразовательного здания он не имел над ней власти. После общения с Кей на душе у Роберта стало непривычно спокойно, Недавнее хрипение в области грудной летки успокоилось. Как будто писатель прошел курс специального лечения хронической астмы. Шагая по направлению выхода из комнаты, Бросс ни о чем не думал, что показалось ему слишком уж странным. Такое с ним случалось лишь в моменты творческого прозрения. Но наряду с этим, никакая муза не желала навестить нашего героя. Раньше, когда это случилось впервые, мужчина чувствовал себя потерянным. Но человек имеет такую способность, как приспосабливаться ко всему. Что собственно и произошло. Будто бог, я спустился на землю к людям и стал грешником. Строки пролетели перед глазами быстро, но Роберт успел их прочесть и поспешил помотать головой чтобы отогнать их от себя. Что за чушь я несу. Я никогда не был набожным. В случае смерти мне прямая дорога в ад. Хотя, слова Лидии, а точнее ее способности говорят совершенно об обратном. Душа, освободившись от своей телесной оболочки, остается на Земле. Или это единичный случай? А если нет, то такая новость может привести к кризису религии в мире. Но этим революционером стану не я. Размышляя над столь странной тематикой, Роберт не заметил, как подошел к лестнице. Остановившись у ее начала, точнее конца, карие глаза мужчины посмотрели вниз. Снова щепки, которые свидетельствовали о том, что когда-то они были, самой что ни на есть полноценной лестницей. Скорее всего из дуба, раз так хорошо сохранилась. Аккуратно шагнув на ступеньку и услышав одинокий скрип, мужчина рефлекторно убрал стопу. Смелее, один раз смог пройти, сможешь и во второй. Слова нашли вразумление, чуть ли не перепрыгивая через две ступени, наделав много шума, Роберт  все-таки оказался на первом этаже, откуда и началось его вечернее приключение.
- Эх, - тяжело вздохнув, мужчина поправил пальто и вышел из дома, закрыв дверь крепко, как и обещал Лидии. На улице лило как из ведра, взглянув на царившую серость и  придя к выводу, что иного выхода нет, Роберт насупился ака голубь и вскоре оказался под открытым небом.
------->Трактир

Отредактировано Роберт Бросс (2009-09-24 20:02:15)

0


Вы здесь » Пустошь » Сохранившаяся часть Холлоу » Заброшенный дом